со всей безответственностью частного лица (bullochka) wrote,
со всей безответственностью частного лица
bullochka

Category:

мартовские дневники-6


Из разговоров на кухне, на улице и в аудиториях.
«Говорят, разгонять будут водой из брандспойтов. Оцепят Октябрьскую площадь и прилегающие улицы, будут лупить дубинками, тех, кто попытается пройти»
-- Надо будет прорываться организованно, группами.
-- Ч-черт, холодно же мокрому, особенно если будет мороз. Долго не выдержишь.
--Ну, брандспойты—это лучше, чем автоматы…
--Купить бы в секонд-хенде удобные ботинки, а то на моих каблуках далеко не убежишь…

-- Говорят, при задержании могут в сумку подкинуть наркотики. Надо зашить наглухо все сумки и карманы.
Чтобы не отбили почки, надо одевать на спину рюкзачок, от плеч до поясницы. И положить туда пару книжек.
-- Лучше—лист фанеры.
--А еще наручный щиток хочу заказать в рыцарском клубе. На левую руку. А то закрываться от дубинки голой рукой—это как-то грустно.

--Да как вообще с ними драться? Если только облепить всей толпой и повалить?

--Моя жена, как назло, 19-го работает. И офис по проспекту Скорыны. Хочу не пустить её на работу.
--А причем здесь работа? Пусть себе после работы тихонько топает домой.
--Да?! А ты наших омоновцев в деле видел? Им если кто подвернется, они не сильно разбираются…

--Мы с ребятами думаем собрать с первого курса человек 30. Ну не отчислят же нас всех?
--Боюсь, ваш факультет после 19-го сильно поредеет…

ЭТИМ мы сейчас живем.

Вот узнала новости. Двоих моих приятелей по интеллектуальному клубу загребли за участие в митинге в поддержку Козулина и во встрече с Милинкевичем. Вчера был суд. Кстати, загребли их на козулинском митинге, а участие во встрече с А.МИ «вычислили» по видеозаписи. Дали им по 7 и 12 суток (тупо удивляюсь, почему такая разница). Кто-то вылез на знакомый сайт и написал, что сидят они в спецприёмнике-распределителе на улице Окрестина. Что там таких «политических преступников» после суда полно. Что в камере очень сыро, что лампочка горит круглые сутки. Что заключенных практически не кормят. Просили помощи—в виде передач, еды, сигарет, теплой одежды. Лишним, как сказали, все это не будет. Не ребятам, так соседям по камере достанется.
Позвонила в этот гребаный спецприемник. Видеть заключенных не полагается. Но передачу можно принести. Разрешено передавать еду, одежду, книги. Завтра попрусь туда после обеда.
Каково им там?

Еще новости. Студент Академии искусств рассказал мне, как сегодня их курс пытался заставить досрочно проголосовать художественный руководитель. Мастер, известный человек, которого они, когда были еще зеленые, просто-напросто боготворили.
Когда в раздевалке он сказал им, что нужно обязательно проголосовать досрочно, студенты стали возмущаться. Парни качали права, пытались выяснить по какому праву он их заставляет. Кто-то выкрикнул: Да как же вы можете?! Зачем же вы это делаете?! Вы же все, все понимаете». Одна девчонка не выдержала и заплакала. А руководитель стоял перед ними смешавшись, бормотал что-то про то, что его лишат премии и зарплаты, уволят, «ребята, вы не должны меня подвести, мне же отвечать потом» и далее в этом роде.
Tags: мартовские дневники, общественное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments